445020, г.Тольятти, ул. Баныкина, 8
Платные услуги: (8482) 93-52-28
e-mail: 04021@mail.miac.samregion.ru
Режим работы стационара: Круглосуточно
Схема проезда

ШТРИХИ К ПОРТРЕТУ

 

«ВО ВСЕМ МНЕ ХОЧЕТСЯ ДОЙТИ ДО САМОЙ СУТИ»

finageev1КТО ГЛАВНЕЕ?

Кто главный в процессе исследования, будь то УЗИ, КТ, МРТ, рентген? Врач или аппарат? Большинство обывателей скажет: аппарат умнее, он выдает изображение, а дело врача формальное - распечатать результат и вручить  пациенту. Роль врача вторична, - убеждено большинство людей. Отчасти эту мысль укрепляет тот факт, что в современном цифровом мире для обработки и расшифровки цифровых рентгеновских снимков, в том числе КТ и МРТ, начал активно применяться искусственный интеллект. Однако заметим, что на него полагаются только в стандартных ситуациях. В особо же  сложных случаях, когда требуется осмыслить, патология это или вариант нормы для данного пациента, к расшифровке подключают специалистов с высоким уровнем знаний анатомии и патологической анатомии, физики, клинических особенностей течения заболеваний и, что очень важно, опыта. Так что вопрос, кто главнее: аппарат или человек, вряд ли уместен.

- Задача диагностов, - говорит заведующий отделением лучевой диагностики Сергей Аврамович Финагеев, - помочь лечащим врачам понять: это именно та патология, какую они предполагают, или что-то совершенно иное? Если иное, то – что? Вот как это выглядело в  одном конкретном случае. Привезли женщину с онемением в области пальцев стопы, с сильными болями от задней поверхности бедра до стопы. Все клинические признаки ущемления седалищного нерва. Сделали МРТ поясничного отдела позвоночника: патологии не обнаружено, все структуры позвоночного столба соответствуют вариантам нормы. Идем дальше - начинаем ультразвуковое исследование периферических нервов на всем протяжении седалищного нерва. Находим в седалищном нерве в области бедра опухоль более чем 2 сантиметра в диаметре. Она и стала причиной стойкого болевого синдрома и потери двигательной активности. Пациентку перевели в нейрохирургическое отделение, опухоль удалили. Проблема решена!

Кстати. Ультразвуковое исследование периферических нервов нигде в Самарской области, кроме больницы Баныкина, не делается. Не потому, что здесь особое медицинское оборудование. Просто появился врач, который «загорелся» идеей  использования ультразвука в диагностике заболеваний периферических нервов – Сергей Финагеев. В 2003 году он  по своей инициативе прошел обучение в Центральном Институте Травматологии и Ортопедии у профессора Николая Александровича Еськина. Еськин первым в России занялся проблемой ультразвукового исследования периферических нервов, Финагеев – первым в Самарской области. Тогда даже литературы по данной тематике не было. Вернувшись в Тольятти, Финагеев обучил своего коллегу Алексея Юрьевича Наумова, и теперь больница Баныкина и Самарская область имеют двух врачей, способных идентифицировать поражение периферических нервов.

БЕЗ ОБРАТНОЙ СВЯЗИ РОСТА НЕТ

«Выдал результат и забыл как о нем, так и о пациенте», - это не про специалистов по лучевой диагностике больницы Баныкина.

Взаимодействие с лечащими врачами и при необходимости сверка  результатов своих исследований с результатами патологоанатомического исследования – самое главное в обретении опыта нашими специалистами, -  убежден  Сергей Финагеев. – Если бы сидели на месте и варились только в своей каше, - мы ничего бы собой не представляли. Сложилась такая практика: мы выдаем информацию о пациенте, например, хирургу. Он оперирует и дает ответ, подтвердились наши предположения, или нет. Если не подтвердились,  мы со своей стороны начинаем коллегиально анализировать, в чем причина, почему не по тому направлению пошли? Подключаем все доступные больнице ресурсы. И следующего пациента с аналогичной патологией идентифицируем более точно.

 «Если человек профессионал или стремится к этому, он должен вгрызаться в свою науку, что называется, до одурения. Если такого настроя нет, не надо в медицину идти», - подытоживает Финагеев.

И В ОПЕРАЦИОННОЙ СВОЙ ЧЕЛОВЕК

Сейчас вы убедитесь, что Сергей Аврамович в операционной человек совсем не лишний. Поскольку у него тесная связь с лечащими врачами и, в особенности, с хирургами, он много знает о больших рисках при оперативных вмешательствах по удалению камней из желчевыводящих протоков. Перед хирургом встает задача провести тяжелейшую операцию со вскрытием протоков, попытаться из них  вслепую вывести камни, а затем удалить  желчный пузырь. Чем больше разрезов, тем больший риск осложнений. В крупных хирургических центрах вмешательства подобного типа проводятся в два этапа. На первом оперирует эндоскопист. С помощью эндоскопа и специальных инструментов через просвет 12-перстной кишки он удаляет камни из желчевыводящих протоков. Просвет кишки восстановлен, желчь свободно истекает. Следующая операция проводится хирургом.  Через проколы в животе хирург удаляет желчный пузырь.

На теле пациента ни одного разреза, риска осложнений нет. В чем  здесь, спросите, заслуга Финагеева? В том, что врачебную практику он начинал как эндоскопист, и вот она пригодилась. Сергей Аврамович первым в больнице стал выполнять малоинвазивные операции по удалению камней из желчевыводящих протоков, обучил этому коллегу Константина Сергеевича Павлова.

 А вот еще доказательство востребованности Сергея Финагеева хирургами. Хорошо известный многим тольяттинцам флеболог Андрей Каличинин никогда без него не проводит операции с помощью лазера на венах, близко расположенных  к периферическим нервам: слишком велик риск осложнений. Финагеев в данном случае ультразвуком обеспечивает навигационное сопровождение световода и успех операции


 

Вопрос-Ответ

Светлана

Возможна ли постановка на учет в вашей больнице иногородних беременных?

 

Посмотреть ответ

qa

ЕМИАС запись к врачу
9may bessmpolk


Baner left gripp
Treatment in Russia